Яндекс.Метрика
Регистрационный номер: 4141101368

Как уберечь детей от опрометчивого клика, который может превратиться в реальный срок?

Как уберечь детей от опрометчивого клика, который может превратиться в реальный срок?

 

Срок за клик

В интернете порой действуют более жесткие законы, чем в реальной жизни. И современные подростки должны это знать.

«Поймай меня, если сможешь». Руководствуясь этим немудреным девизом, подростки совершают на просторах интернета массу противоправных действий, начиная от буллинга и заканчивая кражами с помощью мобильного банкинга. Большинство юных хакеров искренне верят в то, что их знаний в сфере высоких технологий достаточно, чтобы «остаться в дамках». Однако это призрачная иллюзия: милиция без особого труда выходит на подобных «кибергениев». Попадаются школьники и на распространении порнографии, и на взломе личных страничек в соцсетях. Как уберечь детей от опрометчивого клика, который может превратиться в реальный срок? Беседуем с начальником отдела организационной работы инспекции по делам несовершеннолетних управления профилактики главного управления охраны правопорядка и профилактики милиции общественной безопасности МВД полковником Сергеем Янковским.

 

– Сергей Иванович, ни для кого не секрет, что нынешние дети в буквальном смысле живут в социальных сетях, но насколько они знакомы с законами, касающимися виртуального мира?

 

– Чаще всего несовершеннолетние правонарушители прекрасно осознают, что делают. Приведу вам такие цифры. Число подростковых краж за последние пять лет снизилось в два раза, зато почти в четыре раза выросло количество хищений с использованием компьютерной техники. Половина из них – кражи денег абонентов сотовой связи через мобильный банкинг. Не так давно фигурантом уголовного дела стал 15-летний учащийся профлицея, который похитил 100 рублей у девушки, познакомившись с ней в соцсетях. Во время встречи предприимчивый юноша вдруг «вспомнил», что забыл позвонить своей матери, а деньги на балансе телефона закончились. Девушка предложила воспользоваться ее гаджетом. Парень, получив доступ к чужому смартфону, активировал услугу мобильного банкинга, которая позволяет осуществлять платежные операции с лицевого счета абонента и получать лимитированный микрозаем. Когда спустя время девушка поняла, что стала жертвой мошенника, обратилась в милицию. Найти «кавалера» не составило труда. В процессе следствия выяснилось, что такие махинации он проворачивал на свиданиях не один раз. За подобное преступление предусмотрена ответственность: от штрафа до лишения свободы сроком на 15 лет.

 

– Понятно, что в этом случае говорить о подростковой любознательности или о простом желании подшутить над жертвой не приходится. Но ведь хватает случаев, когда тинейджеры совершают преступления по недомыслию.

 

– Безусловно. Вспомните, как еще 20–30 лет назад чтение ревнивым ухажером личного дневника своей подруги считалось хоть и аморальным, но вполне себе обывательским делом – никому и в голову не приходило привлекать за это к уголовной ответственности. Совсем иную картину мы наблюдаем сейчас. Все потому, что личные дневники вслед за своими хозяевами тоже ушли в виртуальное пространство. А в сети действуют четкие и порой даже более жесткие законы. Взлом чужого аккаунта – уголовно наказуемое деяние. Кстати, сегодня среди всех киберпреступлений в среде несовершеннолетних этот вид правонарушения составляет примерно 20 процентов. Конечно, когда все открывается, ребята твердят, мол, не хотели ничего плохого, просто решили проверить, чем человек живет, о чем думает, с кем переписывается.

 

– Точно так же дети не всегда осознают, что такое распространение порнографической продукции. Есть уже вошедшее в обиход выражение «опасность одного лайка».

 

– Да, к сожалению, подобные факты не редкость в подростковой среде. Хотя в последнее время количество несовершеннолетних, привлеченных к уголовной ответственности за распространение порнографии, снижается: в 2018 году – 38 случаев, в прошлом – 27. Мы проводим профилактическую работу со школьниками, рассказываем им о подводных камнях виртуального мира, но приходится констатировать: большинство детей понятия не имеет о том, что распространение – это не просто кликнуть «отправить» или «поделиться». Достаточно одного лайка, чтобы история просмотров появилась в новостях у подписчиков странички и ты стал фигурантом уголовного дела. Хотелось бы, чтобы родители доводили до сведения своих сыновей и дочерей, что времена, когда старшеклассники на уроках передавали друг другу под партой «пикантные» картинки и, если попадались, отделывались разве что записью в школьном дневнике, остались в прошлом. В интернете сложно уйти от ответственности, потому что остаться незамеченным не удастся.

 

– Помню, присутствовала в качестве журналиста на одной из встреч представителей РОВД со школьниками. Когда дошло дело до вопросов из зала, сразу несколько ребят поинтересовались: можно ли в сети удачно замаскировать свои следы?

 

– Эти вопросы подростки и сейчас задают нашим специалистам. Порой с иронией: дескать, откройте секрет. Но на самом деле никаких секретов нет: вычислить правонарушителя очень просто, ведь даже в бесплатных зонах wi-fi, чтобы ввести пароль, нужно указать свой номер телефона для получения кода. Можно, конечно, попросить одноклассника или просто знакомого, но в интернет вы все равно заходите со своего IP-адреса.

 

– Вы вскользь упомянули профилактическую работу со школьниками, но согласитесь, лекций примерно раз в месяц явно недостаточно, чтобы дать детям больше знаний об уголовной ответственности за неправомерные действия в интернете.

 

– Поверьте, мы это понимаем. Именно поэтому уходим от зонального принципа профилактической работы с подростками к линейному. Если раньше один участковый инспектор ходил с лекциями по учреждениям образования, относящимся к его району, то сейчас мы сняли с него эту обязанность и распределили между несколькими специалистами ИДН. Таким образом, лекции в школах и ссузах теперь проходят чаще – примерно 3–4 раза в месяц. Кроме того, есть школьный предмет «Основы безопасной жизнедеятельности», который во многом также посвящен профилактике киберпреступлений. Но все это не отменяет главное – родительский контроль. Матери и отцы должны уметь разговаривать со своими детьми, отвечать на их вопросы и давать грамотные советы, к которым те захотят прислушаться.

Бытует мнение, что несовершеннолетними преступниками в подавляющем большинстве случаев становятся выходцы из неблагополучных семей – малообеспеченных, где мать или отец злоупотребляют алкоголем и т.д. Это не так: хватает правонарушителей и среди, казалось бы, беспроблемной молодежи. Потому что есть разница между юридическим и психологическим понятием благополучия. Могу с уверенностью сказать: 99 процентов несовершеннолетних преступников воспитывались именно в психологически неблагополучной семье, где и оба родителя в браке, и хороший материальный достаток, и нет проблем со спиртным или наркотиками, но отсутствует основа основ – доверительные отношения между отцом, матерью и ребенком. Потому что взрослые заняты собой, карьерой, стремятся заработать как можно больше денег, чтобы обеспечить себе и своему чаду достойную жизнь. Но в погоне за материальной составляющей можно упустить что-то гораздо более важное и значимое в воспитании ребенка. И это может стать непоправимой ошибкой. Слишком часто выясняется, что школьник совершил преступление, пытаясь обратить на себя внимание родителей, до которых иначе у него просто не получалось достучаться.

 

– С какого возраста нужно начинать беседовать с детьми об уголовном законодательстве и правонарушениях в интернете?

 

– Нет четких границ: в 12 лет еще не рекомендуется, а вот в 14, когда наступает уголовная ответственность по некоторым видам преступлений (тяжким и особо тяжким, к которым относится также распространение наркотиков), уже, к примеру, можно. Этот процесс должен плавно вытекать из бесед с детсадовским малышом на тему «Что такое хорошо и что такое плохо». Глупо разрешать все до 10–12 лет, а потом вдруг резко начать запрещать – ребенок не поймет этого. Как это: еще вчера мне позволяли брать без спроса чужое, я ломал вещи и не получал за это никакого наказания, а сегодня все это уже нельзя?

Другое дело, что информация должна быть дозированной, соответствующей возрасту. Бесполезно с 8-летним ребенком говорить о взломе чужих аккаунтов, но можно рассказать ему о том, что бывает, если, условно говоря, совать нос не в свои дела. В 12–13 лет школьник уже должен знать о вреде психотропных веществ и о том, что грозит за их распространение. Не нужно под предлогом уберечь сына или дочь от страшных реалий этого мира скрывать от них происходящее вокруг. Наоборот, пусть читают в СМИ новости о том, за что привлекли к уголовной ответственности их ровесников, но при этом родители должны давать необходимые пояснения. Ведь часто дети действуют по принципу «Я буду умнее, меня не поймают».

Что касается преступлений в интернете, советую мамам и папам установить на компьютере или ноутбуке специальное программное обеспечение под названием «Родительский контроль», которое ограничит посещение определенных сайтов. Также важно изучать историю посещения браузера устройства. Но главное – не лениться разговаривать с ребенком, обсуждать волнующие его проблемы и отвечать на вопросы.

 

В тему

Статистика повторной судимости среди несовершеннолетних идет на спад. Если в 2018 году в Беларуси было зафиксировано 137 подобных случаев, то в прошлом году – 98. Вместе с тем на 32 процента выросло количество тяжких и особо тяжких преступлений, совершенных подростками: со 141 в 2018 году до 187 в 2019-м. Всего за прошлый год лицами, не достигшими 18 лет, было совершено 1749 преступлений, среди которых 140 относятся к незаконному обороту наркотических средств, психотропных веществ, их прекурсоров и аналогов.

 

Людмила Конопелько, «Народная газета», 9 марта 2020 г.

(фото – «Народная газета»)

Источник 

 

grodroo.by © 2020 Все права защищены
Mы в соцсетях:
Регистрационный номер: 4141101368
Яндекс.Метрика